23.02.2018      201      0
 

Сорок пять побед Ивана Фёдорова


Вот ведь как бывает в жизни: один эпизод может вызвать череду воспоминаний. И явственнее предстанет перед тобой судьба человека во всей своей сложности и неповторимости.

… Наш обычный сельский дом стоял на окраине Рогачева в переулке с сельским же названием – Огородный. За переулком, действительно, начинались колхозные огороды. В доме, как водится, почетное место занимал хорошо испытанный временем дедовский агрегат – старинная русская печь. Оставила она добрую память. “Семейный очаг” в подлинном смысле этого слова. В печи готовили простую крестьянскую еду. Но все было вкусно. Духовитые хлеба мама выпекала в печи. А какое наслаждение пить топленое молоко с коричневой пенкой!

Печь – всему дому голова: зимой долго держала тепло, в ней готовили пищу, сушили одежду, обувь. В иных семьях и хорошо натопленной печи устраивали жаркую баню.

Мастера печных дел всегда на селе почитались и уважались. Припоминаю, что в нашем доме помогал мастеру класть печь парнишка Ваня Федоров. Перемазанный глиной, работал сноровисто, ловко. Отец Вани, Василий Федоров – известный в округе печник. Вот и сынишка перенял от родителя почитаемое в народе мастерство. Печь, сложенная ими, долго служила добрую службу в нашем доме – до самой войны, до оккупации немцами Рогачева, пока они не принесли в село беду…

Многое с годами стирается в памяти. А вот печь и нашем доме и юного печника Ваню я не забыл. А казалось бы, ну что в том особенного! Однако, сложилось в жизни так, что c семьей Федоровых повелось общаться не раз. Хотя рассказ пойдет не о печах.

Припоминаю 1951 год. К нам, десятиклассникам, в Рогачевскую среднюю школу пришел молодой летчик, офицер. Герой Советского Союза. Увлеченно рассказывал об авиации, о воздушных боях. О сложной и трудной профессии летчика-истребителя.

Беседа с Иваном Федоровым впустую не прошла – некоторые ребята после школы пошли в авиацию.
В начале шестидесятых годов в Рогачеве я посетил дом, где жила мать Героя. Вот что сказала мне тогда Марфа Алексеевна:
– Рос Ваня в семье, как и все мои семь сыновей, трудолюбивым. Послушным был. Все, что надо, по хозяйству делал. Ванюша сначала отцу помогал, а потом самостоятельно печником трудился. Упорный, настойчивый, особенно когда дело касалось учебы. В 1939 уехал в Москву. Поступил в физкультурную школу. А потом – в летную. На фронте с первых дней войны.
Марфа Алексеевна показала бережно хранившийся листок фронтового письма майора Т.Пасынка. Вот что было написано в нем:
“Дорогие Василий Иванович и Марфа Алексеевна!
Пишу вам с Берлинского аэродрома. Вместе с вашим сыном мы прошли тяжелый, но славный путь. Ваш сын в воздушных боях уничтожил 45 вражеских самолетов. Слава о нем как о летчике-богатыре идет по всему фронту. Герой Советского Союза Иван Васильевич Федоров – замечательный советский ас, кавалер многих орденов и медалей.
Дорогие Василий Иванович и Марфа Алексеевна! От (смени командования благодарю вас за воспитание отважного патриота нашей Родины, члена великой Коммунистической партии. Многих лет жизни вам, дорогие. Желаю дождаться и обнять сына-героя, сына- победителя ”.

Известно, что на плакате “Герои земли дмитровской” сказано, что И.В.Федоров сбил 28 самолетов противника. В одном из номеров журнала “Крылья родины” указано 36 самолетов. А вот майор Т.Пасынок называет 45. Меня это насторожило. Существенная разница. Печатные издания послевоенные. Кто может внести в это ясность? Конечно, сам “автор” воздушных боев. Поэтому я и написал ему письмо. Иван Васильевич вскоре прислал ответ:
“Уважаемый Лев Васильевич!
… 28 самолетов указаны в плакате, может быть, правильно, если сведения взяты из материалов о представлении к званию Героя Советского Союза. Но это было еще далеко до Победы (1943г.) И в журнале указано справедливо, что мною сбито 36 самолетов
противника лично в воздушных боях. Майор Т. Пасынок тоже прав, указав 45 самолетов, так как мы не делили самолеты, сбитые в воздушных боях и уничтоженные на земле. Кроме 36 сбитых в воздухе, я уничтожил на аэродромах противника еще 9 самолетов: 36+9=45. И.Федоров”.

Фёдоров Иван Васильевич

Да, арифметика по-школьному проста. 45 – и все! Напомню, что в первую мировую войну летчик, сбивший пять самолетов противника, получал право называться асом. А рогачевский парень перекрыл эту “норму” в 9 раз! А что таила только одна боевая схватка? Вернемся к тем огненным годам.

… 1943 год. Кубань. Теплый цветущий май. За садами станицы аэродром. Обычная боевая работа. И вот радиосообщение: “Восьмерка “мессеров” штурмует аэродром Абинская. Окажите помощь”. Вслед за четверкой дежурных “яков” уходит в небо еще пара – два лейтенанта, Иван Федоров и Георгий Чураков. На подходе к станции Ахтырская, что рядом с Абинской, увидели сзади себя восьмерку “мессершмиттов”. Прячась в лучах солнца, они заходили в атаку. Федоров предупредил ведомого: “Георгий, нас атакуют!” Не меняя курса, разогнали скорость и боевым разворотом вышли в лобовую. Федоров срезал “мессера” с первой же очереди. И “желтоносый”, вращаясь, понесся к земле.

А в это время подоспели еще семь “ME-109”. “Нас двое, а их четырнадцать… – подумал Иван. – Многовато…” Но ведомого подбодрил: “Держись, Георгий!” И закрутились истребители в смертельной схватке. Двое отвлекли с другого участка фронта пятнадцать “ME-109”!
Бой длился долго. Вот и горючее на исходе. Израсходованы боеприпасы. Но как выйти из боя? Немец сразу зайдет в хвост – и конец.

В этот момент к Федорову приблизился “месссршмитт”. Самолет встряхнуло. Мотор запарил. Из-под капота вырвалось пламя. И в этот миг Иван увидел впереди себя идущего в атаку “мессера”.

Самолеты стремительно неслись навстречу друг другу. Немец уже издали начал стрелять. Огненные трассы прошивали разделяющее их пространство. А Федоров не отвечал – патронов не было. И не сворачивал. Шел на таран. Знал, что это верная смерть. Боялся только одного: чтобы фашист не свернул. И он не свернул – не успел этого сделать. Но нервы у фашиста все-таки сдали – в последний миг он рванул влево. Однако поздно! Федоров в это мгновение успел довернуть свой самолет…
Страшный удар! Неведомая сила подхватила советского аса, понесла в красное облако… Очнулся в воздухе. Дернул кольцо парашюта. Жив! И вдруг рядом сверкнула огненная трасса. С беспомощным летчиком, только что таранным ударом уничтожившим фашиста, решили рассчитаться его сообщники. Они атакуют, не переставая… А затем подоспели два краснозвездных истребителя и встали в круг над опускающимся товарищем. Это были Спартак Маковский и Семен Лебедев.

Следует добавить, что Иван Федоров накануне этою боя был ранен в голову в одной из воздушных схваток. И командир полка майор Попов дважды отправлял его в палатку медсанчасти. Но упрямый лейтенант твердил одно: “Я здоров. Хочу в бой”.

Летчик коммунист Георгий Чураков погибнет в том же 43-м. А Спартак Маковский и Семен Лебедев встретят Победу.

“Точку” боевому счету Иван Васильевич Федоров поставил в апреле 1945 года над Берлином.

Л.В.Махлин.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.
Таким образом, Вы поможете сделать сайт максимально приятным для чтения. Спасибо за понимание!


Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Нажимая кнопку «Отправить комментарий», вы соглашаетесь с условиями Пользовательского соглашения.
Интересные места
Храм Троицы Живоначальной в Останкине

Храм Троицы Живоначальной в Останкине

Этот храм памятником старорусского культового зодчества, одна из кульминационных точек в развитии...

Памятник в деревне Ревякино

Памятник в деревне Ревякино

Памятник жителям деревни Ревякино погибшим в годы Великой Отечественной войны. Памятник установили в 2006...

Памятник в деревне Парамоново

Памятник в деревне Парамоново

Неприметный памятник воинам Советской армии. Находится в деревне Парамоново, рядом с дорогой и разрушенным...

Подписаться на новости сайта

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: