02.07.2017      345      0
 

Орденом красной звезды


– Куда? – остановили красноармейцы идущих ребят.

– В школу, на занятие, – последовал неожида­нный ответ.

– Занятия отменены. Фронт в несколько километрах!

– Вот и не отменены! Зинаида Михайловна ждет нас…

День начался, как обычно. У доски знающая урок наизусть учительница Зинаида Михайловна.

Аккомпанемент близких орудий и дребезжащие от страха стекла. Вторая четверть 1941-42 учебного года.

И вдруг – все. И журнал, и тетрадь в косую линейку – ничего больше не нужно. Заведующий школой Восходов собрал учителей: « Враг у Каменки. Схоронитесь до прихода наших! И будьте мужественны!» А сам в последний раз мирной тропкой зашагал навстречу войне,уходя добровольцем на фронт.Петрова Зинаида Михайловна

Из воспоминаний З.М.Петровой:

– Некоторые спрятались в соседних деревнях, а мне куда? Родители тут, в Каменке, и на руках трехлетняя дочь и трехнедельный племянник. Отрыли мы за рекой окопчик и стали его «обживать».

Конец ноября. Мороз. Мерзлая земля. Грязь тающего от человеческого тепла грунта, к которому прижались взрослые и маленькие дети, и тающие на глазах скудные харчи.

Они видели, как вошли в Каменку немцы, как поднялись стрельба и загорелись дома, как начали охоту на скот голодные завоеватели.

– Кончились запасы еды, что делать? Взяла я ребятишек и – в деревню. В нашем доме – фашистский штаб. Немцы сидят сытые, довольные. В разговоры пустились, но хлеба взять разрешили.

Еще раз ходила Зинаида Михайловна в деревню, принесла два мешка сухарей. Вода из речки, да брошенные в нее сухари – вот и весь обед или питье: решай, как хочешь.

Две человеческие фигуры чернели на снегу. Тревожное ожидание: кто? Беженцы. Попросились переночевать. «Что делается в деревне! начали выкладывать они последние новости. – Раненые красноармейцы брошены в сугроб. Стонут…»

А она уже не слушала неожиданных постояльцев. «Пойду туда. Чем-нибудь им помогу».

– Меня отговаривали: «Ну что ты сможешь?! Не оставляй дочь». Но я уже решилась. Перешла речку – и к околице. Везде книги из избы-читальни разбросаны, вещи. И раненые. Затащила первого в сельсоветский дом. А там полов нет, рамы болтаются под ветром, холод. Еще шестерых положила рядом. Потом за сеном отправилась, нашла подушки, одеяла. В окопчике кое-как воду согрели.

Теперь днем она была со своими детьми в деревне, а ночью, несмотря на угрозу, ходила к раненым. Да вскоре и те, что стонали и бредили, просили пить и выспрашивали, где фронт, тоже стали «своими». Кто она? – размышляли бойцы. Воспаленные глаза, обожженные руки. Партизанка? Местная комсомолка?

– Однажды тень какая-то мелькнула. Смотрю – наш боец: «Пушка моя тут в поле. Отстал от части». А я ему: «Ложись пока к раненым, а там видно будет». А мороз все крепчает. Замерзнут мои. Вспомнила: на втором этаже – печка. Стали мы с артиллеристом переносить бойцов по винтовой лестнице наверх. И так всю ночь. Потом заткнули окна сеном и затопили печку.

Тянулись однообразные дни и ночи. Сумерки поглощали темноту, а темнота – сумерки. Иссякали силы и терпение, ухудшалось состояние раненых, и когда у старшего лейтенанта началась гангрена, тот позвал Зину.

Он попросил меня найти листок бумаги и карандаш и принялся диктовать адрес семьи:

«Новиков Александр Анисимович, Углич…» А за ним и остальные: Кутиков Михаил Ермолаевич… Крючков Петр Иванович… Овчинников Константин…

А утром она ползла по полю, пряталась среди убитых. К великой радости отчаявшихся было родственников, благополучно вернулась «домой», в окопчик. Когда добралась, то обомлела от неожиданности. Там были наши. Начиналось наступление Красной Армии.

Каменека

– Я думала теперь – все. А мне еще 42 человека раненых доставили. У нас, говорят, санитаров нет, идем вперед, некогда, а у тебя – опыт. А какой опыт?! Что одиннадцать дней семерых спасала?

А потом, когда тылы подтянулись, погрузили «моих» и «не моих». И какие они «не мои»? За всеми ходила…

Ликовала Каменка, в доме Зинаиды Михайловны пекли лепешки. «Что не рада, Зина? – спрашивали ее, – Наши фашистов гонят!». А у нее просто не осталось сил радоваться.

– И хотя все, кроме Кости, отлежались в госпитале, написала я по всем адресам. До 30 писем в день приходило. Затем Крючкова под Ленинградом убили. Со временем и других адресатов поубавилось. Сейчас только Новиков пишет. После зимы 41-го ему ампутировали обе ноги…

О подвиге сельской учительницы Зинаиды Михайловны Петровой в январе 1942 года писала «Правда». Потом ее пригласили в Кремль, где ей, человеку самой мирной профессии, вручили боевой орден Красной Звезды.

Н. Фёдоров.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.
Таким образом, Вы поможете сделать сайт максимально приятным для чтения. Спасибо за понимание!


Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Нажимая кнопку «Отправить комментарий», вы соглашаетесь с условиями Пользовательского соглашения.
Интересные места
Памятник в деревне Парамоново

Памятник в деревне Парамоново

Неприметный памятник воинам Советской армии. Находится в деревне Парамоново, рядом с дорогой и разрушенным...

Бывший штаб

Бывший штаб

В этом доме в декабре 1941 располагался штаб 71 гвардейской морской бригады. Из воспоминаний жительницы...

Памятник в деревне Микишкино

Памятник в деревне Микишкино

Памятник в деревнt установили в 1971 году, через 31 год после окончания войны. На памятнике список содержащий 27...

Подписаться на новости сайта

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: